Твои люди, село

Папа — это навсегда!

Кратко

Все мы помним из детства: папа может всё, что угодно. Поэтому даже самая сильная и нежная материнская любовь не способна заменить любовь отцовскую. Корреспонденты «районки» ко Дню Отца, который прошёл в минувшее воскресенье, подготовили публикацию о мужчине, для которого ребёнок стал настоящим смыслом жизни.

Все мы помним из детства: папа может всё, что угодно. Поэтому даже самая сильная и нежная материнская любовь не способна заменить любовь отцовскую. Корреспонденты «районки» ко Дню Отца, который прошёл в минувшее воскресенье, подготовили публикацию о мужчине, для которого ребёнок стал настоящим смыслом жизни.

Речь пойдёт о жителе села Круглоозёрное, который в одиночку воспитывает десятилетнего внука Вову.

В подъезде многоквартирного дома меня встретил опрятно одетый, моложавый на вид мужчина. Широко улыбаясь, Л. П. Гребенщиков приветливо пригласил меня войти. Как настоящий джентльмен, учтиво помог снять верхнюю одежду. Такое редко встретишь в наше время.
Первое, что бросается в глаза, это, конечно, — уютная квартира, где так чисто, что и не скажешь: в доме нет женской руки. На подоконниках — распустившиеся комнатные цветы, на диване красиво разложены подушечки…

Расположившись в зале, мы начали разговор. На самом деле, судьба этого человека заставила меня о многом задуматься. Вы только представьте: в далёком 1979 году молоденькая девушка Наталья приехала на уборочную в Убинский район, где и познакомилась с Леонидом. Как водится, закрутился роман, но, к сожалению, недолгий. После Наталья уехала в Новосибирск, а Леонид — в Москву. И прожил мужчина там долгих восемь лет, не подозревая, что у него родилась дочь. Когда он, наконец, вернулся в родное село к матери, Наталья решила-таки рассказать Леониду о ребёнке, поэтому приехала в Круглоозёрное. Вспыхнули прежние чувства, и молодые люди возобновили свои отношения. Леонид Петрович уехал жить в Новосибирск теперь уже со своей семьёй.

— Было сложно. Жильё было то съёмное, то «коммуналки». Вместе с Наташей работали, поднимали детей, общую дочь и её семилетнего сына от предыдущего брака, — рассказывает мой собеседник.
Так сложилось, что Леонид и Наталья похоронили сначала сына — он не дожил и до 30 лет, потом дочь Лену. Она умерла на руках у отца, так и не отметив свой сороковой день рождения.

Когда во время беседы с Л. П. Гребенщиковым я сказала, что на его плечи по жизни постоянно ложился тяжёлый груз различных испытаний, Леонид Петрович ответил, что Бог каждому в жизни отмеряет столько, сколько он может вынести. Вот и ему, видимо, уготована определённая ноша.
Глядя на собеседника, убеждаюсь в правоте такой мысли. Человек он со стержнем, такого точно не сломать. Признаётся, что растерянность, страх пришли однажды, два года назад, когда похоронил жену, которая пятнадцать лет боролась с онкологией.

Внука, ребёнка дочери, воспитывали с супругой Натальей вдвоём.
— Володька жил с нами с самого рождения, как забрали из роддома, — продолжил свой рассказ Леонид Петрович.

Была у мальчика и мама, но с юности личная жизнь у неё как-то не ладилась. Вредные привычки не давали возможности женщине заниматься воспитанием ребёнка. Сейчас у маленького Володи роднее дедушки никого нет. Впрочем, возможно, слово «сейчас» не совсем подходит. Дорогим человеком для мальчишки он был всегда, дарил ему свою любовь и заботу.

К слову, со своей женой Натальей Геннадьевной Леонид Петрович прожил в мире и согласии 20 лет. Супруга многое значила в жизни мужчины, как и он в её. Женщина и теперь, уйдя в мир иной, смотрит с портрета, что на стене в квартире, и будто спрашивает: «Как ты? Как наш мальчик?» После смерти супруги Леонид Петрович вместе с внуком переехал жить на малую родину — в Круглоозёрное. Он считает это лучшим местом для воспитания внука.

В том, что мужчина без труда справляется и с той половиной домашней работы, которая, как правило, лежит на женщине (приготовить еду, постирать, убрать…), можно даже не сомневаться. Леонид Петрович при жизни Натальи Геннадьевны, возможно, этим не занимался вплотную, но, как человек домовитый, видел, как хлопочет жена. А хороший пример, если захотеть, легко можно перенять.

Внука дедушка не балует, как говорится, не сюсюкает с ним, однако всегда готов отстаивать его интересы. В трудную минуту подставит плечо. Будь то синяк под глазом, или «двойка»…
Сейчас Володя учится в четвёртом классе. Успехи в школе, как и у любого сорванца, переменные, но мужчина старается следить за успеваемостью внука.

Дедушке Лёне не до отдыха. Главная его цель в жизни – крепко поставить на ноги внука, помочь ему определиться с профессией.
— Никого ближе и роднее у меня теперь нет. Мы друг другу нужны, — вздохнув, рассказывает Л. П. Гребенщиков.

Пока герой публикации хлопотал на кухне, готовил кофе, я задумалась. А вот если бы Наталья Геннадьевна не решилась тогда приехать и рассказать о том, что у Леонида Петровича растёт дочь. Как сложилась бы судьба мальчика. Какой она была бы у мужчины. Ведь всё, что он сейчас имеет, всё ради чего живёт, — маленький Вова.

Для того, чтобы сделать совместное фото, дедушка позвонил в школу, классному руководителю и попросил отпустить внука на 15 минут. Благо, школа находится через дорогу от дома. Спустя две минуты в квартиру вбежал взволнованный мальчишка с большими зелёными глазами.
— Что-то случилось? — заглядывая в лицо деда, спросил ребёнок.

— Всё хорошо, давай сфотографируемся, — с улыбкой обняв внука, сказал Леонид Петрович.
Мальчишка облегчённо вздохнул и быстренько скинул куртку.

Два родных человека присели рядышком на диван. Володя нырнул под руку дедушке, как под крыло. После того, как сделали снимок, Л. П. Гребенщиков принялся собирать ребёнка в школу: Володя забыл с утра свой дневник. За что дедушка пожурил мальчишку и, поцеловав, отправил на занятия.

Мы вернулись к разговору за чашечкой кофе. С большой нежностью рассказывает Леонид Петрович о внуке.

— Шустрый он у меня растёт, и я порой не успеваю за ним. Ему бегать, играть хочется. А я переживаю, — рассказывает мужчина. — На десятилетие купил ему телефон, чтобы он всегда был на связи. Так он теперь у меня компьютер новый просит, — улыбаясь, поделился Л. П. Гребенщиков.

— Порой вечером собираемся спать, прибежит ко мне в комнату, нырнёт под одеяло, прижмётся. Маленький он ещё, ему ласки хочется. Полежим так в обнимку, а потом расходимся каждый по своим местам. Так и живём мы с ним, в нашем маленьком мире, — тут Леонид Петрович вздохнул и задумался. — Много сил и здоровья мне нужно, поэтому мне сдаваться нельзя, — подытожил нашу беседу мужчина.

Поблагодарив собеседника за гостеприимство, я покинула квартиру семьи, чья судьба надолго останется в моей памяти.